О молитве

О действенности наших молитв за ближних

Опыт жизни говорит, что и в тех случаях, когда мы хотели бы исправить недостатки наших ближних, самым действенным средством для этого является не увещевание их, а молитва за них.

Увещевание может действовать лишь при наличии у нас кротости и великой любви к ближним, а также наличии у ближних нашего авторитета; этого чаще всего у нас недостает, и поэтому увещевания вызывают у ближних большей частью лишь раздражение и враждебность.

Почему же не все молитвы за ближних исполняются, и каковы условия для надежды на благоприятные последствия молитвы? На этот вопрос так отвечает старец Силуан: "Когда хочет Господь кого-нибудь помиловать, то внушает другим желание за него молиться и помогает в этой молитве. Поэтому должно знать, что когда приходит желание молиться за кого-либо, то это значит, что Сам Господь хочет помиловать ту душу и милостиво слушает твои молитвы.

Но не должно смешивать желание молиться, которое внушает Господь, с желанием, которое рождается по пристрастию к тому, о ком молишься".

Очевидно, что в последнем случае молитва не всегда так исполняется Господом, как в первом случае, когда молятся по внушению от Господа.

Один из иноков спросил преп. Варсонуфия Великого: "Могу ли одни молитвы святых испросить прощения грехов без покаяния самого согрешившего?" Преподобный ответил: "Если человек сам не потрудится по силе своей и не присоединит собственного труд к молитвам святых, то никакой не получит пользы от того, что святые будут за него молиться.

Когда они будут поститься и молиться за него, а он будет сластолюбствовать и вести себя беспорядочно, то какую пользу принесет молитва о нем? Ибо здесь сбывается сказанное в Писании "Когда один строит, а другой разрушает, то что они получат для себя кроме утомления?" (Сир. 34, 23).

Если бы возможно было, что человек, о котором молятся святые, спасался, ни мало не внимая себе, то что препятствовало бы святым спасать таким образом всех грешных мира сего?"

Поэтому епископ Феофан Затворник пишет: "Молитва других о нас бывает сильна только тогда, когда есть и наша собственная молитва".

Однако следует заметить, что из общего правила бывают и исключения. Эти исключения бывают тогда, когда горячность любви ближнего и его неотступность в молитве за согрешающего бывают очень сильны.

Блаженный Августин был в молодости совращен в ересь манихеев и вел далеко не добродетельную жизнь. Его благочестивая мать Моника горячо молилась о спасении его души и много плакала о сыне.

"Такие слезы и молитвы не будут отринуты Богом", - предсказал ей один епископ. И, действительно, ее молитвы были услышаны, и Августин стал одним из великих учителей древней христианской церкви.

В жизнеописании старца о. Алексия М. рассказывается о случае, когда по его молитвам и по неотступным молитвам его духовной дочери муж последней, неверовавший в течение своей жизни, - уверовал на смертном одре, покаялся и причастился Св. Тайн.

Следует сказать, что этот человек с симпатией относился к старцу о. Алексию, принимал посылаемые ему просфорки, которые ел за чаем. Иногда у христианина может возникнуть также вопрос - достаточно ли одной его молитвы при какой-либо серьезной просьбе к Господу.

На это так отвечает преп. Варсонуфий Великий:

"Хотя грешный и потрудился несколько сам, он имеет нужду в молитве праведного. Ибо апостол говорит: "Много может усиленная молитва праведного" (Иак. 5, 16). Но когда святой и праведный молятся за грешного, то и грешный, по силе своей, должен содействовать молению святых покаянием; будучи сам собою недостаточен к уплате долгов своих, он принесет малое, а молитвы святых - многое.

Например, кому-нибудь надобно перенести десять мер пшеницы, а он не может понести и двух, но найдет богобоязненного человека, который понесет за него девять мер, а ему оставит только одну и таким образом даст ему возможность спастись".